Вокруг Красного Бора разгорается битва за деньги

Вокруг Красного Бора разгорается битва за деньги

Полигон Красный Бор из неприятного довеска к работе губернаторов Петербурга и Ленобласти вдруг превратился в лакомый кусок денежного пирога. Претензия секретаря Совбеза РФ Николая Патрушева дала старт битве за право обезвредить полигон с токсичными отходами и получить федеральные миллиарды.

 

История с Красным Бором не нова. Еще в 1990-х стало понятно, что защиты в виде ложа карт (вырытых резервуаров для химических отходов) из синих кембрийских глин  - недостаточно, и токсичные вещества в виде жидких фракций все же попадают в окружающую среду. А в 1993 решением Хельсинкской комиссии Красный Бор внесли в список горячих точек, угрожающих Балтийскому морю. 

 

Еще одной бедой полигона были сильные пожары, в результате которых в атмосферу выбрасывались вредные продукты горения опасных отходов. Самые сильные пожары бушевали в Красном Бору в 2006, 2008, 2011 годах. После пожара 2011 в Минприроды заявили о разработке предложения реконструировать полигон.

 

 

 

 

Полигон Красный Бор. 2014 г. Фото: Baltphoto/ Ирина Мотина

 

Правда, закрыли Красный Бор для приема отходов только в 2014 году. К этому времени на территории в 73 гектара было собрано 2 млн тонн токсичных отходов с I по IV классы опасности: от покрышек и масел до ртути, лаков, красок и медикаментов. 65 карт из 70 закрыли, засыпав глиной, почвой и засеяв травой. В пяти открытых картах содержится около 700 тыс. тонн жидких отходов. Две из них, самые опасные, укрыли под геомембранами.

 

С проблемой вяло возились в Смольном, регулярно выделяя на ее решение бюджетные миллионы. На них в 2015 году были запущены очистные сооружения для ливневых вод. Обсуждали и вариант запуска мусоросжигательного завода, но со временем отказались от  этой идеи. Впрочем, такой завод предлагается строить еще с начала 1990-х.

 

Активизировались власти, когда о проблеме вспоминали экологи. В 2010 Greenpeace взял пробы воды в Большой Ижорке в окрестностях полигона. Итог - выявлено повышенное в сотни раз содержание ртути, фенолов и бифенилов. И это в реке, вода из которой через Ижору попадает в Неву. В 2014 сначала "Зеленый фронт", а потом и Росприроднадзор по СЗФО заявили - полигон сбрасывает отходы из карт в магистральный канал. 

 

 

Полигон Красный Бор. 2014 г. Фото: Baltphoto/ Ирина Мотина

 

Обезвреживать эту бомбу замедленного действия только за счет своих бюджетов не хотели ни власти Петербурга, ни правительство Ленобласти. Но пробивной силы и у тех, и у других оказалось недостаточно, чтобы заполучить федеральное финансирование или хотя бы софинансирование.

 

Откладывать проблему Красного Бора в долгий ящик не получилось. Георгий Полтавченко и Александр Дрозденко на днях попали под публичную порку. О Красном Боре вспомнили на слишком высоком уровне. На совещании в Нарьян–Маре о токсичной мине заговорили сразу и секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев, и полпред президента в СЗФО Александр Беглов.

 

Формулировки были жесткими. Губернаторов обвинили в "длительном игнорировании проблемы на уровне руководства регионов" и в том, что местные власти "самостоятельно решить проблему не в силах". От брошенной в Ненецком автономном округе искры разгорелась медийная война. На одну реплику Патрушева Смольный через Комитет по природопользованию ответил несогласием и подробным отчетом о проделанной работе. Его в виде статей распространили все подконтрольные петербургским властям СМИ. В списке исполненных по полигону дел: Красный Бор с 2014 года не принимает опасные отходы, аварийная ситуация, возникавшая из-за паводков, ликвидирована, часть карт покрыли противофильтрационными материалами, отремонтировали забор, подключили видеокамеры.

 

 

Понтоны с геомембраной на открытых картах Красного бора. Фото: Комитет по природопользованию

 

Ликивидировать аварийную ситуацию - не значит решить проблему навсегда, уверены в Москве. И раз о проблеме Красного Бора заговорили на федеральном уровне и с упреком в сторону властей Петербурга и области, то, скорее всего, компании из окружения Полтавченко или Дрозденко к освоению денег на рекультивацию Красного Бора уже не допустят.

 

На сцену выйдут игроки-тяжеловесы. И уже между ними и иностранными интересантами (а содержимым карт полигона активно интересуются скандинавские Fortum, Ramboll и Северная экологическая финансовая корпорация NEFCO) развернется борьба за консервацию Красного Бора. И счет будет идти на десятки миллиардов.

 

СМИ, приближенные к определенным группировкам сил, стали активно отрабатывать тему. Правда, на разные лады - каждый под свое заинтересованное лицо. По горячим следам статьи и эфиры используются для продвижения "своего" подрядчика на консервацию и рекультивацию Красного Бора. Называются и первые претенденты федерального уровня: "Стройгазмонтаж" Аркадия Ротенберга или его же "Мостотрест", а также "Русгидро". Громкий проект явно отдадут компаниям, что на слуху.

 

Есть планы по консервации полигона. Но речь давно должна идти не только о консервации, а о полной рекультивации. Точной оценки стоимости рекультивации Красного Бора нет, как нет и готового проекта. По предварительным данным, работы могут обойтись в сумму около 40 млрд рублей. Путей решения эксперты предлагают несколько. Например, для начала отфильтровать из открытых карт воду и решить, как безопасно хранить токсичные массы, которые сразу же уменьшатся в объемах после слива. Потом отходы обезвреживать. Второй способ: также отделить воду от осадка, сам осадок вывезти к финнам на сжигание, а то, что сжечь нельзя, - перезахоронить.

 

Наиболее проработанный сценарий создан "РАОПроект". Он предполагает строительство на полигоне здания канализационных очистных сооружений, резервуара-отстойника и насосных станций. Две самых опасных карты поэтому проекту обещают рекультивировать. Для карты № 68 на это понадобится 4 года, а для карты №64 - 13 лет.

 

Красный Бор с 1969 принимал промышленные токсичные отходы, причем не только из Петербурга, но и из российских регионов. Сейчас в 70 картах Красного Бора хранится около 2 млн тонн опасных отходов. Решить проблему токсичных отходов в Красном Бору пытаются со времен мэра Анатолия Собчака, но начатое при нем строительство завода на полигоне так и не завершилось. Полигоном не раз интересовалась прокуратура, Счетная палата, Росприроднадзор и даже Следственный комитет. Были возбуждены уголовные дела о хищениях на десятки миллионов рублей при ремонтных работах на полигоне. В них фигурировали компании "Проектводстрой" и "Экоградстрой".

 

Пока же Георгий Полтавченко получил из Нарьян-Мара малоприятный сюрприз: привлечение внимания к токсичной проблеме, с которой он не справился. 

 

"Минприроды России необходимо совместно с правительством Петербурга незамедлительно принять необходимые меры по улучшению экологической ситуации в районе полигона, включая обеззараживание захороненных химических отходов", - потребовал Патрушев. 

 

У Полтавченко - серьезные виды на очередной губернаторский срок. И скандал международного уровня (не забываем о финнах, которые переживают за Балтику и чистоту воды в своих кранах) из-за Красного Бора в предвыборный год нужен меньше всего.

 

Источник

 

Теги: , , ,

Опубликовано: 21 сентября 2018